Loading...

Экологи объявили "Год Дмитрия Ивановича Менделеева"

По совсем странным, но понятным в нашем Отечестве причинам 150-летие открытия великим русским учёным Дмитрием Менделеевым Периодической системы химических элементов отмечают во всем мире, кроме Родины Дмитрия Ивановича – России. Как уже писал «ЭкоГрад» (2019. – №4), журнал Science посвятил этой теме целый номер, но это же американцы, которые нам не указ. Тем более, что о нашем дорогом Дмитрии Ивановиче мы знаем все, – из той же американской Википедии. К этому времени (а открытие приурочено к 1 марта 1869 года по н.ст.) Первый канал и еще ряд официальных медиа подготовили несколько сюжетов и статей с превеликим множеством похвальных эпитетов, далее тишина. Экологи эту тишину соотнесли с изречением нового классика, что современная Россия – не страна, но бизнес-площадка, и решили открыть Год Дмитрия Ивановича Менделеева в России статьёй академика и профессора Валерия Ивановича Глазко, не забыв вспомнить ту самую знаменитую обложку Science

 

0001_tsvpmv.jpg

 

ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ МЕНДЕЛЕЕВ – ОТКРЫВАТЕЛЬ ВСЕЛЕННОЙ

 

20190817_141907.jpg

 

«Профессор, который только читает курс, а сам не работает в науке и не двигается вперед, — не только бесполезен, но прямо вреден. Он вселит в начинающих мертвящий дух классицизма, схоластики, убьет их живое стремление»

Дмитрий Менделеев

 

Организация Объединенных Наций провозгласила 2019 год международным Годом Периодической таблицы химических элементов Д.И. Менделеева, а также отметила 100-летие со дня основания Международного союза чистой и прикладной химии. Оргкомитет заявил, что «периодическая таблица химических элементов является одним из наиболее значимых достижений в науке, охватывая сущность не только химии, но и физики и биологии» (www.iypt2019.org). В честь этого события вышел специальный выпуск журнала Science (Science, 01 Feb 2019: Vol. 363, Issue 6426, pp. 464-465 DOI: 10.1126/science.aaw6790). То есть все цивилизованное общество в масштабе земного шара в 2019 году празднует научный успех выдающегося ученого России. Естественно, что отечественным благодарным потомкам, выросшим в том числе на работах и учебниках Дмитрия Менделеева, напомнить о некоторых деталях его судьбы

 

 

2562915_1024x768.jpg

 

Судьба гениев традиционно никогда не была легкой. Родился Дмитрий Иванович 27 января (9 февраля н.ст.) 1834 года в Тобольске, был последним ребенком в семье Ивана Павловича Менделеева – директора Тобольской гимназии и инспектора училищ Тобольского округа. Иван Павлович в том же году потерял зрение, и семья была вынуждена очень скромно жить на его маленькую пенсию.  

 

Родословная Менделеева в связи его мировой известностью изучалась довольно подробно. Мать Мария Дмитриевна происходила из известного рода Корнильевых – одного из самых преуспевающих в Сибири. По отцовской линии до недавнего времени не было ничего известно дальше его дедушки – священника села Тихомандрица (ныне уже не существующего, а ранее находившегося недалеко от города Удомля Тверской области). Лишь Ивану Судницыну (академику РАЕН, доктору биологических наук, профессору, заслуженному деятелю науки РФ, лауреату премий Ломоносова и Президента РФ, ведущему научному сотруднику МГУ имени М.В. Ломоносова) удалось найти в архивах фрагментарные сведения о семи поколениях предков Дмитрия Ивановича. Все они были священнослужителями сельских церквей. Отец Менделеева, получив образование в духовной семинарии, окончил Главный педагогический институт в Санкт-Петербурге и стал учителем, а потом и директором гимназии в Тобольске, где и родился Дмитрий Иванович). 

 

Но 27-летняя карьера учителя и директора гимназии Ивана Павловича Менделеева внезапно прервалась болезнью – катарактой. Педагогическую работу пришлось оставить. В связи с болезнью мужа основная забота о содержании семьи легла на Марию Дмитриевну, женщину выдающегося ума и энергии – судя по результатам ее жизни и жизни ее детей. Занятие Марии Дмитриевны Менделеевой предпринимательством было необходимостью для спасения ее семьи. Для этого были необходимы высокий уровень ответственности, образования, волевой характер, практической сметки, деловитости и многое другое от династии Корнильевых. Кроме заводских дел, Мария Дмитриевна завела большое хозяйство: пашню, огород, коров, что давало средства на содержание семьи, но для этого был необходим переезд из губернского города в село…

 

В 1838 году маленький Дмитрий чуть не погиб, переболев оспой. Учась в Тобольской гимназии, он занимался неровно, но уже в пять лет умел писать, охотно занимался устным счетом и несложными математическими вычислениями. Как отмечал впоследствии сам Д.И. Менделеев, «(меня) переводили из класса в класс, потому что был развит». Позднее он с благодарностью вспоминал многих учителей – Петра Павловича Ершова, учителя словесности и директора гимназии, организатора гимназического театра; учителя рисования и чистописания Дениса Петровича Шелуткова; учителя истории и географии Михаила Ивановича Доброхотова, а также учителя математики и физики Руммеля.

 

Конец 1840-х гг. был тяжелым периодом в жизни Менделеевых. Нет отца Ивана Павловича, сестры Аполлинарии, сгорел стекольный завод, который давал средства к существованию. Несмотря на трудное материальное положение, Мария Менделеева решила дать младшему сыну хорошее образование. Казанский университет Марию Дмитриевну считала недостаточно хорошим, а в Московский и Санкт-Петербургский Дмитрия Ивановича не приняли как жителя Сибири, поэтому Мария Дмитриевна приложила огромные усилия, чтобы устроить сына в Главный педагогический институт (где учился и его отец) на полное государственное обеспечение.

 

И сделала это очень вовремя, так как вскоре Дмитрий Иванович остался круглым сиротой без всяких средств к существованию. Многие на его месте упали бы духом, но его изначальная сибирская природная воля к жизни и действию оказалась сильнее трагических обстоятельств. О матушке же своей он до конца своих дней хранил благодарную память и свою первую масштабную научную работу («Исследование водных растворов по удельному весу») посвятил ее памяти. Он написал следующие слова: «Это исследование посвящается памяти матери ее последышем. Она могла его возрастить только своим трудом, ведя заводское дело; воспитывала примером, исправляла любовью и, чтобы отдать науке, вывезла из Сибири, тратя последние средства и силы. Умирая, завещала: избегать латинского самообольщения, настаивать в труде, а не в словах, и терпеливо искать божескую или научную правду, ибо понимала, сколь часто диалектика обманывает, сколь многое еще должно узнать, и как при помощи науки, без насилия, любовно, но твердо устраняются предрассудки и ошибки, а  достигаются: охрана добытой истины, свобода дальнейшего развития, общее благо и внутреннее благополучие. Заветы матери считаю священными».

 

Учителями Дмитрия Ивановича на естественном отделении Главного педагогического института были известные ученые – химик Александр Воскресенский (тоже потомок тверских священников), физик Эмилий Ленц и математик Михаил Остроградский. По окончании института Дмитрий Иванович работал учителем в Симферопольской гимназии и в лицее имени Ришелье в Одессе, но уже в 1856 г. защитил в Санкт-Петербургском университете магистерскую диссертацию, а в 1857 г. был утвержден приват-доцентом этого университета. Через два года (как тогда было принято для всех выпускников) его отправили на 2-летнюю стажировку в Европу (Гейдельберг) «для усовершенствования в науках» в лабораториях Роберта Бунзена и Густава Кирхгофа. Он решил исследовать взаимосвязь химических и физических свойств веществ на основе «сил сцепления частиц», причем не только теоретически, но и экспериментально, измеряя при различной температуре поверхностное натяжение жидкостей. Правда, оборудование Бунзена не позволяло проводить такие опыты, и Дмитрию Ивановичу пришлось организовать лабораторию у себя дома. Он сам сконструировал оригинальные приборы (катетометры и микроскопы) и изготовил их у лучших мастеров. Наука, по определению Менделеева, – это взаимодействие экспериментальных результатов и теории.

 

В Гейдельберге не только хорошо работалось, но также Дмитрий Иванович приобрёл и преданных («на всю жизнь»!) друзей: физиолога Ивана Сеченова и химика Александра Бородина. Оба его друга были необыкновенно талантливы и трудились с огромным энтузиазмом. Помимо этого, Бородин был и выдающимся композитором – он написал гениальную оперу «Князь Игорь», которая до сих пор украшает репертуар ведущих оперных театров всего мира. Кроме того, он хорошо рисовал, лепил и гравировал, играл на многих инструментах – одним словом, был гением-универсалом породы Леонардо да Винчи и Ломоносова.

 

Вернувшись в Россию в 1861-м – год реформ, изменивших империю (!), Дмитрий Иванович продолжил чтение лекций в университете. Они были глубоко содержательны и насыщены эмоционально. Слушали его лекции и будущие многие российские гении, например – Василий Докучаев и Владимир Вернадский. По воспоминанию многих, в них было нечто завораживающее. Вернадский вспоминал: «На его лекциях мы освобождались от тисков, входили в новый чудный мир!». На их основе Менделеев написал замечательный учебник «Органическая химия» — первый отечественный учебник, в котором идеей, объединяющей всю совокупность органических соединений, является теория пределов, оригинально и всесторонне развитая. «Это единственный и превосходный оригинальный русский труд по органической химии, лишь потому неизвестный в Западной Европе, что ему еще не нашелся переводчик» (А. М. Бутлеров).

 

Первое издание учебника разошлось так быстро, что уже в следующем году его пришлось переиздать. За этот труд Менделеев был удостоен высшей научной награды России того времени – полной Демидовской премии. В 1864 году он был избран профессором химии Технологического института в Петербурге, а в 1865-м защитил докторскую диссертацию и стал ординарным профессором Петербургского университета по кафедре технической химии. Еще через два года он возглавил кафедру неорганической химии, которой руководил затем почти 30 лет. 

 

 

Учебник «Основы химии», написанный в 1868-1870 годах, – монументальное сочинение Дмитрия Ивановича, в котором заключена вся философия химической науки, органически вплетенная в ткань фактического материала. По первоначальному замыслу он был написано для начинающих и преследовал цель «завлечь в изучение химии сколь возможно больше русских сил». Однако в нем содержится так много глубоких и оригинальных мыслей, что он до сих пор представляет собой огромный интерес и для сложившегося химика, который, перечитывая «Основы», каждый раз находит в них немало для себя полезного. В мировой литературе трудно найти аналоги этому произведению.

 

 

Менделеев не создал формальной школы, но целые поколения русских химиков, слушавших его лекции и изучавших химию по его «Основам», фактически его ученики. Среди них такие выдающиеся ученые как Александр Байков, Владимир Вернадский, Гавриил Густавсон, Василий Докучаев, Владимир Кистяковский, Владимир Комаров (будущий президент АН СССР), Дмитрий Коновалов, Николай Курнаков, Алексей Потылицын, Климент Тимирязев, Вячеслав Тищенко, Иван Шредер. В своих лекциях Дмитрий Иванович Менделеев силой своего обаяния вел за собой слушателей, приглашая их проделать трудный, но плодотворный путь, ведущий от сырого фактического материала к обобщениям. Он давал им понять, что обобщения в науке даются лишь ценой упорного труда, и благодаря этому они казались аудитории еще ярче. 

 

***

Даже среди гениальных открытий периодическая система (таблица) элементов занимает особое место. По ее влиянию на судьбу науки с ней могут сравниться разве что лишь закон всемирного тяготения (Исаак Ньютон), закон наследования биологических признаков (Георг Мендель), закон строения атомов (Нильс Бор) да теория относительности (Альберт Эйнштейн). Хотя внешне это открытие выглядело не столь эффектно: Менделеев всего лишь изменил атомные массы нескольких элементов и оставил в Таблице свободных места для продолжения, где должны были находиться ещё не открытые элементы. Однако другим ученым (даже самым маститым) сделать это не удалось. Так что за внешней простотой таблицы скрывался огромный сосредоточенный труд. 

 

Близкий друг Менделеева профессор Александр Иностранцев вспоминал, что вскоре после открытия, отвечая на вопрос, как ему удалось совершить этот научный подвиг, Дмитрий Иванович рассказал ему, что уже в самом начале подготовки к чтению лекции по химии он обнаружил, что не только в России, но и за рубежом нет систематизированного курса общей химии, в котором многочисленные данные о свойствах многих простых веществ были бы удовлетворительно систематизированы. Тогда он решил сделать это сам, и зимой 1867-68 года начал писать учебник «Основы химии». К середине февраля 1869 года он уже начал интуитивно подозревать существование каких-то (пока еще неясных) зависимостей между свойствами простых веществ (образованных химическими элементами в свободном состоянии) и атомными массами этих элементов. И вот, наконец, 13 февраля 1869 года (ст. ст.) он решил предпринять «решительный штурм». Для этого он взял пачку визитных карточек, написал на обратной стороне символы известных элементов с их главными химическими свойствами и стал «раскладывать пасьянс» – переносить карточки из одного горизонтального ряда в другой, руководствуясь при этом значениями атомных масс элементов и свойствами образованных ими простых веществ. Постепенно начал вырисовываться облик будущей Периодической системы химических элементов, но окончательная картина пока еще никак не складывалась. Промучившись почти всю ночь, он, наконец, «тут же в рабочем кабинете, не раздеваясь, повалился на диван и крепко заснул. Во сне он увидел ясно ту таблицу, которая позднее была напечатана. Даже во сне радость его была настолько сильна, что он сейчас же проснулся и быстро набросал эту таблицу на первом попавшемся клочке бумаги, валявшемся у него на конторке». Это одна из версий.

 

Но говорил об этом Менделеев и так: «Я над ней, может быть, двадцать лет думал, а вы думаете: сел и вдруг... готово!». Эти высказывания не противоречат друг другу: мозг гения не перестает трудиться даже и во сне. Более того, во время сна он освобождается от всех отвлекающих посторонних раздражителей, фокусируется на проблеме, поэтому способен завершить наконец ту сложнейшую мыслительную деятельность, которую не удавалось довести до конца во время бодрствования. Так что хотя периодический закон и был открыт во сне, все равно он стал результатом многолетнего напряженного творческого труда. 

 

Частью успеха оригинальной таблицы Менделеева, опубликованной в 1869 году, было то, что он думал о будущем развитии химии. Он гениально оставил пробелы для размещения в будущем неоткрытых элементов, причем предсказал некоторые свойства этих элементов. Это пример научного предвиденья, когда создатель выходит за границу отведенного ему времени, положив начало цепи научной проверки гипотез. Структура периодической таблицы была позже понята как возникающая из многих наук и теорий, в том числе из квантовой механики. Сами элементы образуются сложной цепочкой процессов звездного нуклеосинтеза. Граница периодической таблицы – задача завтрашнего дня, в том числе – поиск устойчивых сверхтяжелых элементов. 

 

Важно отметить, что существенные современные успехи в расширении границ Таблицы Менделеева снова принадлежат русским. В этом же номере Science, посвященном Таблице Менделеева, есть статьи о тех открытиях новых элементов, которые произошли в последние годы в России (Kean S. A storied Russian lab is trying to push the periodic table past its limits—and uncover exotic new elements). Традиционно в ней просматривается уже привычное для нас изумление – русские люди, в общем, дикие, но им везет.

 

 

Цитата: «Дубна (Россия)... С определенных ракурсов лаборатория ядерных реакций им. Флерова больше похожа на авторемонтную мастерскую, чем на легендарный научный институт. Ученые в грязных синих халатах ходят вокруг, в то время как масляный насос выбивает техноритм. Столы усыпаны болтами и чистящими жидкостями, включая бутылку водки, наполовину полную этанолом. И запасные части повсюду, мусорные баки, полки, целые стены, полные металла, все в плохом состоянии. Все это служит для шести ускорителей частиц. Эти ускорители произвели девять новых элементов в периодической таблице за последние полвека, включая пять самых тяжелых известных элементов, вплоть до числа 118. Руководитель – физик Юрий Оганесян, который работает во Флерове с тех пор, как Никита Хрущев подписал в 1956 году приказ о создании секретной ядерной лаборатории. Оганесян, 85 лет, невысокий мужчина с густыми седыми волосами, чей голос скрипит. Ни один живой человек не вложил в формирование архитектуры периодической таблицы больше, чем он, поэтому элемент 118 называется оганессоном. И он еще не закончил! Чтобы продвинуть таблицу дальше, лаборатория построила новый объект стоимостью $60 млн, получивший название Super Heavy Element Factory (SHEF), который начнет охоту за элементом 119, 120 или за обоими, этой весной. Новые элементы расширили бы таблицу до восьмого ряда, где некоторые теории предсказывают появление у них экзотических черт. Продвигаясь дальше в восьмой ряд, можно было бы также ответить на вопросы, с которыми ученые боролись со времен Дмитрия Менделеева: сколько элементов существует? И как далеко заходит этот список?»

 

***

 

1 марта (17 февраля ст. ст.) 1869 года таблицу, названную «Опыт системы элементов, основанной на их атомном весе и химическом сходстве», Менделеев отослал в типографию и уже в напечатанном виде разослал многим отечественным и зарубежным химикам. Рукопись статьи «Соотношение свойств с атомным весом элементов» он передал Николаю Меншуткину (химику-органику, будущему историку химии) для публикации в «Журнале Русского физико-химического общества» и для сообщения на заседании этого общества. 6 марта (22 февраля ст. ст.) Меншуткин, который был в то время делопроизводителем этого общества, на его заседании сделал (от имени Менделеева) доклад на тему «Опыт системы элементов, основанной на их атомном весе и химическом сродстве». Это – первая формулировка Периодического закона (современная его формулировка такова: «Свойства простых веществ, а также формы и свойства соединений элементов находятся в периодической зависимости от заряда ядер их атомов»). В предисловии ко второму выпуску первой части учебника «Основы химии» (1871 г.) Менделеев окончательно сформулировал этот закон («свойства элементов стоят в периодической зависимости от их атомного веса») и привел Таблицу (названную «Опыт системы элементов, основанной на их атомном весе и химическом сходстве»), содержащую 63 известных в то время элемента (сейчас их почти вдвое больше), расположенных в виде нескольких столбцов. В ней он изменил атомный вес урана (240 – вместо 60), поменял местами кобальт и никель, теллур и йод, уточнил атомные веса еще десятка элементов и предсказал открытие элементов, еще не известных.

 

В течение последующих двух лет Менделеев опубликовал одну статью на русском языке и одну – на немецком (в «Анналах» Юстуса Либиха). В них он развил идею периодичности и ввел понятие о месте элемента в периодической системе как совокупности его свойств в сопоставлении со свойствами других элементов. Предсказал и существование двух неизвестных элементов — аналогов алюминия (галлий, открытый в 1875 г.) и бора (скандий, открытый в 1879 г.), а также еще восьми элементов, в том числе «двителлура» (полония, открытого в 1898 г.), «экаиода» (астата, открытого в 1942-1943 гг.), «двимарганца» (технеция, открытого в 1937 г.) и «экацезия» (франция, открытого в 1939 г.). В дальнейшем он углубил и уточнил ряд позиций в курсе «Основы химии» (его первая часть вышла в свет в 1868-1869 гг., вторая – в 1871 г.). Это было первое стройное изложение курса неорганической химии. При жизни Менделеева «Основы химии» издавались в России 8 раз и были переведены на английский (1891, 1897, 1905), немецкий (1891) и французский (1895) языки. Пять раз переиздавались они в СССР – в 1928, 1931, 1932, 1934, 1947 годах.

 

Менделеев пророчески писал: «По-видимому, периодическому закону будущее не грозит разрушением, а только надстройки и развитие обещает, хотя как русского меня хотели затереть, особенно немцы».

 

В 1900 году Дмитрий Менделеев и Уильям Рамзай пришли к выводу о необходимости включения в Периодическую систему элементов особой («нулевой») группы благородных газов. 

 

Таким образом, Менделеев не только первый точно сформулировал периодический закон и представил его в виде таблицы, которая стала классической, но и всесторонне обосновал его, а также показал его огромное научное значение, как руководящего классификационного принципа и мощного средства научного исследования. Открытие Периодического закона не только ускорило развитие химии и открытие новых химических элементов, но и стимулировало работу физиков по изучению строения атомов и установлению глубинных причин периодичности. 

 

***

 

Диапазон научной деятельности Менделеева был поистине неисчерпаемым. Он предложил обобщенное уравнение состояния идеального газа (уравнение Клайперона — Менделеева) и указал, что оно даст ключ к пониманию вопросов, связанных с происхождением Вселенной. 

 

Заложил он и основы теории растворов, разработал промышленный способ фракционного разделения нефти, изобрел вид бездымного пороха, пропагандировал использование минеральных удобрений, орошение засушливых земель. Занимался он также вопросами сопротивления воздуха, кораблестроения, в 1880 году выдвинул идею подземной газификации углей, в 1880-1885 годах – идею дробной перегонки нефти и принимал активное участие в решении еще очень многих других проблем. 

 

В 1875 году Менделеев разработал проект стратостата объёмом около 3600 м3 с герметической гондолой, дающего возможность подъёма в верхние слои атмосферы, спроектировал управляемый аэростат с двигателями, а в Париже совершил подъём на привязном аэростате Анри Жиффара. Летом 7 августа 1887 года он осуществил свой знаменитый полёт для наблюдения полного солнечного затмения. Перед полетом его ассистент, будущий академик Вячеслав Тищенко сказал: «Дмитрий Иванович, у аэростата нет подъемной силы. Я вижу, я знаю дело, лететь нельзя, уверяю вас, нельзя». Менделеев вместе с пилотом поднялся в корзину, но сразу же стало ясно, что двоих аэростат не поднимет, так как из-за прошедшего накануне дождя он намок и стал слишком тяжелым. Тогда Менделеев решил лететь один: «Аэростат — это тоже физический прибор. Вы видите, сколько людей следит за полетом как за научным опытом. Я не могу подорвать у них веру в науку».

 

В полете он выполнил все запланированные наблюдения, но когда решил снижаться, обнаружил, что веревка, идущая от выпускного клапана, запуталась и открыть его невозможно. Тогда он хладнокровно, как опытный альпинист, поднялся наверх по сетке, окружающей шар, и распутал веревку. Немалую роль в его решении лететь на аэростате сыграло, по его словам, «то соображение, что о нас, профессорах и вообще учёных, обыкновенно думают повсюду, что мы говорим, советуем, но практическим делом владеть не умеем, что и нам, как щедринским генералам, всегда нужен мужик, для того чтобы делать дело, а иначе у нас всё из рук валится. Мне хотелось демонстрировать, что это мнение, быть может, справедливое в каких-то других отношениях, несправедливо в отношении к естествоиспытателям, которые всю жизнь проводят в лаборатории, на экскурсиях и вообще в исследованиях природы. Мы непременно должны уметь владеть практикой, и мне казалось, что это полезно демонстрировать так, чтобы всем стала когда-нибудь известна правда вместо предрассудка. Здесь же для этого представлялся отличный случай». 

 

Ученый никогда не отказывался от выполнения прямых поручений правительственных органов, в том числе и военного ведомства, если они были важны для страны. Так, он выявил причины частого тогда разрыва пушек, а в 1890 году управляющий Морским министерством вице-адмирал Николай Чихачёв предложил ему «послужить научной постановке русского порохового дела», Менделеев согласился и блестяще выполнил это задание, создав бездымный порох. Похожий порох уже имелся на вооружении французской армии, но разработанный им пироколлодий был лучше. Кроме того, его легко можно было приспособить к любому типу огнестрельного оружия. Однако из-за игр ведомственных интересов комиссия Охтинского завода не признала технологию изготовления пироколлодия оригинальной. В результате изобретателем его официально считался не Менделеев, а некий Бернадоу, а во время Первой мировой войны Россия была вынуждена купить огромное количества этого пороха в США. 

 

***

 

В 1890 году, проработав в Санкт-Петербургском университете почти 30 лет, Менделеев начал понимать, что для осуществления научных планов ему не хватит свободного времени, и начал подумывать об оставлении педагогической деятельности. Поэтому, когда министр народного просвещения отказался принять от него петицию, составленную студентами (причем сделал это не очень вежливо и при всех), Дмитрий Иванович подал ректору университета прошение об отставке. Ректор, конечно, это прошение не принял и старался отговорить его от этого шага, но Менделеев насильно вложил его в карман ректора. Не смогли изменить его решения и настойчивые просьбы коллег. Но хотя Дмитрий Иванович ушел по собственной воле, все равно прощание с университетом было нелегким.

 

В 1892 г. он стал хранителем Депо образцовых мер и весов, которое в 1893 по его инициативе было преобразовано в Главную палату мер и весов (ныне ВНИИ метрологии им. Д.И. Менделеева), и во многом способствовал развитию метрического дела в стране, крайне необходимого и для науки, и для хозяйства России. Здесь он смог, наконец, все свои силы и время отдать любимой науке. При этом он не ограничился созданием точной теории взвешивания, а заложил основы теории измерений в самых разных областях науки и техники. Именно благодаря ему российская наука к началу XX века смогла занять достойное место в мировом научном сообществе, а российская промышленность – выйти на передовые рубежи в мире. Тем самым эти работы Менделеева способствовали и успешным боевым действиям против сильнейшей коалиции Германии и Австро-Венгрии. Если бы не «пятая колонна» в лице революционеров, подточившая Россию изнутри, Россия получила бы к 1918-1919 годам в высшей степени благоприятные условия для стремительного развития.

 

***

 

Диапазон деятельности Дмитрия Менделеева простирался от всестороннего анализа экономической жизни России и конкретных задач метрологии до проблемы всемирного тяготения. Благодаря его необычайной трудоспособности, даже при таком широком размахе разносторонней деятельности Менделеева все было им глубоко продумано и тщательно проработано. Менделеев был советником Министерства финансов и принимал активнейшее участие в практических делах промышленности и сельского хозяйства, считая использование науки совершенно необходимым для развития промышленности России. Любую проблему Менделеев охватывал широко и проникал в сущность поставленного вопроса: так, в области нефти он решал не только практические вопросы ее  рациональной добычи и утилизации, но и теоретические проблемы ее происхождения. Уделял он большое внимание также орошению земель Нижнего Поволжья и улучшению судоходства на реках России, постройке новых железных дорог, освоению Северного морского пути.

 

Процветание страны Менделеев связывал не только с рациональным использованием её природных богатств, но и с развитием творческих сил народа, с распространением в стране просвещения и науки. Он четко понимал, что России необходимы промышленное развитие и экономическая независимость. Это нашло отражение в его работе в Совете торговли и мануфактур, где он занимался разработкой нового таможенного тарифа (1889-1892 гг.). При его активном участии в 1890 г. создается проект нового таможенного тарифа, в котором последовательно проводится покровительственная система по отношению к отечественным производителям, а в 1891 г. выходит в свет его книга: «Толковый тариф, или исследование о развитии промышленности России в связи с её общим таможенным тарифом 1891 года», представляющая собой комментарий к этому проекту. Менделеев говорил: «Какой я химик, я политэконом! Что там «Основы химии», вот «Толковый тариф» — это другое дело!». 

 

 

Эту работу современники назвали библией русского протекционизма. В своих работах «Письма о заводах» и «Толковый тариф…» Менделеев стоял на позициях защиты русской промышленности от конкуренции со стороны западных стран, связывая развитие промышленности России с общей таможенной политикой. Он понимал, что страны, перерабатывающие сырье, наживаются на странах – поставщиках сырья – и предлагал устанавливать пошлины на ввозимые и вывозимые товары с учетом их влияния на развитие производительных сил России. Протекционистские пошлины он считал совершенно необходимыми, поскольку человечество еще далеко от превращения в единую семью, и, следовательно, каждая страна обязана прежде всего защищать свои национальные интересы. Менделеев полагал, что свободную торговлю можно разрешать только для тех товаров, которые в принципе не могут производиться в России (например, тропические фрукты). 

 

 

«Протекционизм, или покровительство, внутренней промышленности страны, - писал он, - конечно, должен состоять не в одном отношении к таможенным пошлинам, хотя эти последние составляют его внешний явный признак и одну из главнейших сторон влияния на промышленность страны. Протекционизм не может давать полных плодотворных результатов без целого ряда соответственных внутренних мероприятий, между которыми на первом месте, по моему мнению, должно поставить три их разряда: а) вызов внутренней конкуренции при помощи всяких облегчений развитию внутренней промышленности; в) всевозможное покровительство свободе приложения труда не только к вызываемым видам внутренней промышленности, но и ко всякой экономической деятельности жителей, например к путям сообщения и торговле, и с) покровительство просвещению, особенно реальному, т. е. жизненному». 

 

При разработке своих предложений он обязательно сочетал глубокую теоретическую проработку вопросов с предпроектными изысканиями и расчетами. В них представлен глубоко продуманный обзор приоритетов промышленного развития России, с анализом ее первоочередных потребностей и перспектив. Так, в то время многие считали, что сначала в стране должна развиваться легкая промышленность, которая не требует больших капиталовложений и позволяет быстро накопить свободный капитал. И лишь затем, используя накопленный капитал, можно строить металлургические и машиностроительные заводы. По мнению же Менделеева, при такой постановке вопроса Россия обрекалась на стабильное положение сырьевого придатка промышленно развитых стран, и для предотвращения этого он разработал технологии, позволяющие даже при отсутствии крупных капиталов создавать небольшие, но современные предприятия и затем, по мере получения прибыли, укрупнять масштабы производства. Если же только догонять развитые страны, то никогда не удастся выйти на передовые мировые рубежи экономического развития.

 

При этом убыточные предприятия он предлагал не ликвидировать, а передавать, «с надлежащим контролем, артельно-кооперативному хозяйству», причем делать это «открыто и по соревнованию»

 

Предлагал он и совершенствовать формы участия рабочих в прибылях предприятия, и видел идеал в таком предприятии, где «хозяин был бы участником во всех его сторонах, знал каждого работника, а все рабочие были бы заинтересованы в итогах общей работы».

 

Заботясь о национальной безопасности страны, он повторял, что нельзя ограничивать промышленный потенциал страны только заводами Центра: необходимо продвижение промышленности на Восток, в Сибирь, выход к Тихому океану, на Сахалин.

 

Менделеев использует все возможности влияния на общество в интересах развития отечественной промышленности: выступает на торгово-промышленных съездах, пишет популярные статьи. Интересуясь развитием промышленности и научными исследованиями в мире, он многократно ездил в Западную Европу и США, знакомясь с заводами и промышленными выставками. Менделеев принимал деятельное участие в работах Всероссийской выставки (1896), Чикагской (1893) и Парижской (1900) всемирных выставок. В 1899 г. он был командирован на уральские заводы. Плодом этой поездки явилась обширная и в высшей степени содержательная монография о состоянии уральской промышленности. С 1891 г. Менделеев принимает деятельное участие в создании «Энциклопедического словаря» Брокгауза-Ефрона, в качестве редактора химико-технического и фабрично-заводского отдела и автора многих статей, служащих украшением этого издания. В 1900-1902 годах он редактировал «Библиотеку промышленности» Брокгауза-Ефрона, где ему принадлежал выпуск «Учение о промышленности».

 

 

Менделеев проделал огромную работу по анализу статистических данных и показал, что за великолепными валовыми показателями экономического развития страны скрывается сильное отставание России от развитых стран по объему производства на душу населения. Показал он и то, что становление тяжелой промышленности нигде в мире не обходилось без активного участия государства, а для России, отставшей с созданием промышленности, роль государственного регулирования экономики особенно необходима. В России свободный рынок должен обязательно сочетаться с активной ролью государства в экономике. Только государство, участвуя в организации и контроле рынка, дополняя его, может точнее всего выразить общенациональные интересы. Да и исторически развитие промышленности в России традиционно стимулировалось сверху.

 

Однако видел он и недостатки практики индустриализации страны. Еще Петр I поставил задачу совершенствования сети путей сообщения с целью, прежде всего, облегчения вывоза русского сырья на Запад. Этот курс продолжался и впоследствии. Например, широкое строительство железных дорог развернули, не создав предварительно своей металлургии, в итоге рельсы и подвижной состав пришлось покупать на Западе. Подсчитав, сколько на этом потеряла Россия, Менделеев отмечал, что промышленность Германии построена на наши деньги, да и впоследствии более половины российских заводов принадлежали иностранцам, что, по его мнению, было опасным и в мирное, и, особенно, в военное время.

 

Менделеев считал, что Россия должна проводить мирную политику («довольно дела внутреннего на занятой площади земли»). Новые территориальные приобретения ей не нужны, так как это противоречило бы образу России — освободительницы Европы от гегемонии Наполеона, балканских стран от османского ига. Он считал необходимым дружить с Китаем, которому предрекал великую будущность. Менделеев был противником войн, однако он отчетливо понимал привлекательность природных богатств России для других стран и считал, что войны пока неизбежны. Поэтому, воздерживаясь от завоеваний, Россия должна помнить, что сама может оказаться предметом агрессивных намерений со стороны других государств. Он понимал, что это вызвано как неравномерностью экономического и политического развития разных стран, так и самой природой человека как существа исходно агрессивного. Поэтому нужно быть готовыми к обороне страны, а это невозможно без развитой экономики.

 

 

***

 

 

Дмитрий Иванович последовательно развивал характерное именно для русской общественной мысли понимание экономики как одной из сфер единой народной жизни, проникнутой духовным и нравственным началом. Он считал, что человек – не абстрактный самодовлеющий индивид, но и не винтик государственной машины, а свободное сознательное существо. У него есть долг перед ближними, перед родным народом. Современность – это лишь переход между прошлым и будущим. А нормальный человек заботится и о своих ближних, и о своем потомстве.

 

Менделеев считал, что народное хозяйство должно быть взаимосвязанным комплексом, где пропорционально развиты и гармонически сочетаются сельское хозяйство, промышленность, транспорт, наука, культура, образование, церковь, вооруженные силы. Сельское хозяйство России не должно ограничиваться производством хлеба (преимущественно на экспорт), ибо это ведет к истощению земли и к слабости государства. Агросфера – это своего рода промышленность для производства растений и животных, и её продукция должна максимально подвергаться переработке на месте. Расчеты учёного показали, что гораздо выгоднее экспортировать не зерно, а скот, выращенный на зерне, не виноград, а вина. Менделееву принадлежит приоритет в практической постановке проблем химизации сельского хозяйства и разработке основ отечественной агрономической науки, в т.ч. новых приемов обработки почв, лесоразведения, селекционной работы. Чтобы не быть лишь теоретиком сельского хозяйства, он купил в Клинском уезде Московской губ. имение Боблово (более 400 га). Без вложения больших капиталов (у него их и не было) он в короткий срок добился такого роста урожайности (более чем вдвое!) в растениеводстве и продуктивности в животноводстве, что его хозяйство стало объектом подражания для земледельцев. В его имении проходили практику и студенты Петровской сельскохозяйственной академии (ныне – Российский государственный аграрный университет — МСХА им. К.А.Тимирязева): «Успех хозяйства виден был потому, что такие профессора, как (Иван) Стебут и (Алексей) Людоговский, привозили студентов Петровской с.-х. академии осматривать мое хозяйство».

 

Менделеев на практике доказал, что вполне реально внесением удобрений многократное повысить плодородие почв. Основываясь на результатах своих полевых опытов (1867-1869 гг.), он указывал на необходимость известкования кислых почв, применения размолотых фосфоритов, суперфосфата, азотных и калийных удобрений, совместного внесения минеральных и органических удобрений, а также активно поддерживал начинания Василия Докучаева (проведение почвенных обследований, организацию агрохимических станций и кафедр почвоведения). Глубоко изучив состояние молочного животноводства в центральных губерниях России, Менделеев разработал рекомендации по организации крестьянского сыроварения и других перерабатывающих производств, которые помогли бы крестьянам избавиться от перекупщиков. Он же наметил пути улучшения кормовой базы животноводства в разных по природным условиям зонах (травосеяние, орошение), изучал он и возможности расширения плантаций винограда и хлопка в российской Средней Азии. Планета Земля, по его мнению, в состоянии прокормить до 10 млрд. чел. Дмитрий Иванович считал, что в сельском хозяйстве должны широко применяться машины отечественного производства.

 

Менделеев считал, что «вопрос о роли сельского хозяйства в жизни современных людей составляет в сущности такой вопрос, который ныне же надо решить категорически, для того чтобы не упустить исторического момента, который определяется равновесием между сельскохозяйственною промышленностью, с одной стороны, и всеми другими видами промышленности — с другой». Вопреки распространенным тогда народническим иллюзиям о возможности для России оставаться страной чисто земледельческой, Менделеев доказывал неизбежность быстрого развития в ней промышленности и роста городов, находя для этого не только чисто экономические, но и духовно-нравственные обоснования. 

 

Он считал неизбежным этап прохождения России через капитализм, хотя и не был апологетом этого строя. Не считая возможным «перескочить через капитализм», Менделеев надеялся, что «люди… найдут средства победить современное значение капитала» и что «полное торжество труда над золотом еще не наступило, но уже близко». Он считал, что монополисты стремятся к сиюминутному обогащению за счет взвинчивания цен, что ведет к остановке развития, загниванию всей экономической и общественной жизни. Однако он предостерегал и от чрезмерного увлечения социализмом. В «Заветных мыслях» (М., 1995. – С.230) он прямо пишет: «Основную ошибку социализма составляет подавление личной инициативы, которая в сущности ведет ко всем видам прогресса… Утопия социализма есть крайняя противоположность утопии индивидуализма. Истина в срединном сочетании». 

 

Обсуждая перспективы общественного развития России, он там же (С. 326) пишет: «Все виды и формы прогресса… не только мыслимы, но и осуществлялись как при монархическом, так и при республиканских складах. Тот и другой… живут и понимаются издревле, и выбор между ними определяется всей народной историей не по случайным ее обстоятельствам, а по всей совокупности условий народа и страны. Единение и объединение России, ее просвещение духовное и умственное, ее силы внешние и внутренние и даже ее зачатки промышленного прогрессивного строя влиятельно определились монархами, и не только теперь, но и в предвидимом будущем Россия была и будет монархической страной». История доказала справедливость его пророчества: ликвидация в 1917 г. монархического уклада сразу же привела к братоубийственным гражданским войнам, экономической разрухе и распаду могучей Российской империи. Последующие попытки вновь объединить ее осколки не смогли создать прочного монолитного государства, и всего лишь через 74 года (в масштабах истории это – одно мгновенье!) оно раскололось, и на этот раз, судя по всему, необратимо. Вот к чему привело игнорирование «Заветных мыслей» мудрейшего сына России!

 

 

***

 

Интересны и весьма содержательны работы Менделеева, посвященные проблемам охраны природы. Заботясь о развитии отечественной промышленности, он не мог их обойти. Уже в 25 лет ученый публикует в первом номере московского журнала «Вестник промышленности» статью «О происхождении и уничтожении дыма», где указывает на большой вред, который наносят неочищенные отработанные газы: «Дым затемняет день, проникает в жилища, грязнит фасады зданий и общественные памятники и причиняет многие неудобства и нездоровья». Менделеев рассчитывает количество воздуха, необходимое для полного сгорания топлива, анализирует состав топлива различных сортов, процесс горения. 

 

Особо он подчеркивает вредное влияние содержащихся в углях оксидов серы и азота. В 1888 г. Менделеев разработал проект по расчистке рек Дона и Северского Донца и обсудил его с городскими властями, а в 1890-е годы опубликовал серию статей на темы сохранения природных ресурсов. В статье «Вода сточная» он подробно, на ряде примеров, показал, как можно очистить сточные воды промышленных предприятий. В статье «Отбросы или остатки (технические)» Менделеев приводит много примеров полезной переработки отходов, особенно промышленных. «Утилизация отбросов, — пишет он, — говоря вообще, есть превращение бесполезного в ценные товары, и это составляет одно из важнейших завоеваний современной техники». При поездке на Урал в 1899 г. Менделеев тщательно изучил прирост различных сортов деревьев (сосны, ели, пихты, березы, лиственницы) на громадной площади Уральского края и Тобольской губернии.

 

Ученый настаивал на том, «чтобы годовое потребление не превышало равно годового прироста, ибо тогда потомкам останется столько же, сколько получено нами». Он одним из первых осознал, что в производстве важны не только стоимостные (денежные), но и натуральные показатели и соотношения (например, в сельском хозяйстве надо поддерживать оптимальное соотношение площадей пашни, лугов и лесных насаждений, а также поголовья скота и продуктивности кормовых угодий), «а потому только та политическая экономия, которая произойдет из естествознания, может надеяться охватить разбираемый ею предмет с должной полнотой и понять, как творятся ценности и отчего образуются или исчезают народные богатства». 

 

 

Выдающимися произведениями русской экономической науки являются два его последних крупных сочинения — «Заветные мысли» и «К познанию России». В них обширный фактический материал сочетается с глубокими размышлениями о прошлом, настоящем и будущем страны. Менделееву были присущи трезвость взгляда на жизнь вообще и на науку в частности. В отличие от многих деятелей, умных, но не владеющих конкретной ситуацией, Менделеев придерживался правила: «в данный момент выбирать то, что самое важное». «Заветные мысли» стали выходить отдельными выпусками с 1904 г. В них содержится завещание потомству – итоги пережитого и передуманного по различным вопросам, относящимся к экономической, государственной и общественной жизни России. Но после 1917 г. они не издавалось в течение 90 лет: слишком уж отличались его мудрые и трезвые мысли от политизированной трескотни наших правителей! 

 

По своему содержанию к «Заветным мыслям» примыкает и замечательное сочинение «К познанию России» (1905 г.), выдержавшее при жизни автора 4 издания. 

 

Почти каждая его крупная работа требовала сбора огромного объема данных в отечественной и иностранной литературе на многих языках, а также больших вычислений. Двадцать пять объемистых томов собрания его сочинений, наполненных формулами и таблицами, – это труд всего лишь одного человека, к тому же прожившего не столь уж долгую жизнь (всего 72 года). 

 

***

 

Менделеев всегда сочувствовал высшему женскому образованию и был (с 60-х годов) профессором Владимирских, а потом Бестужевских женских курсов в Петербурге. Живо интересуясь вопросами народного образования, особенно высшего, он неоднократно возвращался к этой теме в своих работах и живо реагировал на общественные настроения, которые могли отразиться на духе и направлении школы. 

 

Убежденный враг мистики, не мог он не отозваться и на вредное увлечение спиритизмом, модное в русском обществе в 1870-е годы. Критике так называемых медиумических явлений он посвятил особое сочинение, вышедшее в 1876 г., где изложил результаты работы комиссии, созданной по его инициативе. 

 

Образование, по мнению Менделеева, должно быть доступным для всех сословий. В начале 1880 года Менделеев направил министру образования письмо, в котором ратовал за гражданские свободы и предлагал упразднить гражданские чины и сословия. Предлагал он и радикально изменить «все направление ее деятельности и всю структуру» Академии наук. Бюрократическому навязыванию Академии правительственных установок он противопоставил девиз: «Наука есть дело вольное и совершенно свободное». Предлагал он и значительно расширить состав Академии, так как «движение науки усилиями единичных лиц заменилось таким, в котором общие усилия многих превосходят по результату усилия даже так называемых гениальных людей». Наука и образование в России, по мысли Менделеева, должны учитывать ее национальные особенности, так как, хотя наука и «всемирна в уже полученных знаниях, но в способах постижения истины неизбежно приобретает народный характер». 

 

Молодежные менделеевские «пятницы» постепенно превратились в литературно-художественные «среды» с приглашением известных деятелей искусства. Они напоминали встречи с друзьями (Сеченовым, Бородиным и Мечниковым) в Гейдельберге. Главная их черта – человеческое общение. Анна Ивановна Попова вспоминала потом: «Это и было счастьем, но этого тогда не замечали». На «Менделеевских средах» много спорили о науке, литературе и искусстве, а для разрядки серьезной обстановки Менделеев шутливо показывал занимательные опыты. 

 

Он любил литературу, и российскую (Жуковского и Пушкина), и иностранную (Гюго, Шиллера и Шекспира). Из поэтов больше всех ценил Тютчева и Байрона. Музыка оказывала сильное воздействие на Менделеева, а любимыми композиторами были его друг — великий химик Бородин, создавший оперу «Князь Игорь», и Джузеппе Верди. «Травиата» – единственная опера, которую Менделеев готов был слушать снова и снова.

 

Обсуждали на «средах» и судьбы России. Менделеев выступал за преодоление отставания сельских жителей в образовании и доступе к благам культуры, и предвидел в будущем слияние города и деревни, когда в городах станут насаждать сады и парки, а в деревнях возникнет мелкая и средняя промышленность. Предвидел он в будущем, при крайней тесноте народонаселения, и возможность получения питательных веществ на специальных предприятиях, где будут выращивать культуры низших организмов, подобных дрожжевым, используя солнечную энергию. 

 

Менделеев был православным христианином, но не считал возможным навязывать свое мировоззрение людям иных вероисповеданий. 

 

 

***

 

16 ноября 1876 г. отделения Академии наук выдвинули кандидатов на вакантные места членов-корреспондентов. Специально отмечались заслуги Менделеева в уточнении атомных весов некоторых элементов и предсказании существования новых элементов (на основании периодической системы), что, в частности, нашло подтверждение в открытии галлия (в 1875 г.) французским ученым. Баллотирование происходило 30 ноября. Из 20 присутствовавших академиков 17 проголосовали «за». 20 января 1877 г. (н. ст.) непременный секретарь академии Константин Веселовский уведомил ученого об избрании его членом-корреспондентом Императорской Санкт-Петербургской академии наук «по разряду физических наук» и препроводил ему диплом на латинском языке. В русском переводе текст диплома звучал так: «Императорская Санкт-Петербургская Академия наук, согласно установленному порядку, избрала своим членом-корреспондентом по разряду физики славнейшего мужа Дмитрия Ивановича Менделеева, ординарного профессора химии Императорского Санкт-Петербургского университета, за исключительные заслуги в развитии наук и публично утвердила избрание декабря 29 дня 1876 г.».

 

Через три года Менделеева выдвинули в академики. Баллотирование состоялось 11 ноября 1880 года. На заседании присутствовали 18 человек: президент Фёдор Литке (по уставу академии он имел два голоса), вице-президент Виктор Буняковский, непременный секретарь Константин Веселовский, академики Григорий Гельмерсен, Пафнутий Чебышев, Отто Струве, Филипп Овсянников, Леопольд Шренк, Николай Кокшаров, Алексей Савич, Генрих Вильд, Карл Максимович, Александр Бутлеров, Александр Штраух, Фёдор Шмидт, Аксель Гадолин и адъюнкты Андрей Фаминцын и Николай Алексеев. За Менделеева проголосовали все химики, а также математики Чебышев и Буняковский, физиолог Овсянников и астроном Струве, но 9-ти голосов оказалось недостаточно. Большинство академиков предпочли Фёдора Бейльштейна – автора справочника по органической химии. Этот факт вызвал негодование в широких кругах русского общества. Многие научные общества и университеты незамедлительно избрали Менделеева своим почетным членом. Из разных уголков России на его имя поступали телеграммы с выражением глубокого уважения и сочувствия. Так, в газете «Голос» 23 ноября был опубликован протест, подписанный группой профессоров Петербургского, Московского, Киевского, Харьковского, Новороссийского, Варшавского и Казанского университетов, Медико-хирургической и Петровской сельскохозяйственной академий, Московского императорского технического училища и ряда других учебных заведений. «Бесспорность заслуг кандидата, известность его за границей делают совершенно необъяснимым его забаллотирование» — таков был главный вывод их письма. По словам Тищенко и Михаила Младенцева, это «забаллотирование было не только большой обидой, но лишало его в будущем обеспеченного существования и возможности всецело отдаться науке».

 

Но этим позорное безразличие некоторых российских «дельцов от науки» не ограничилось. В 1905, 1906 и 1907 годах кандидатуру Дмитрия Ивановича Менделеева выдвигали на соискание Нобелевской премии, но делали это не российские, а иностранные учёные («нет пророка в отечестве своем!»). Хотя статус премии ограничивал давность открытия (не более 30 лет), но к Менделееву это не относилось, так как фундаментальное значение периодического Закона в полной мере выяснилось лишь к началу XX века, когда были открыты инертные газы. Но в 1905 году кандидатура Менделеева оказалась в «малом списке» вместе с немецким химиком-органиком Адольфом Байером, который и стал лауреатом. В 1906 году Менделеева выдвинуло еще большее число иностранных учёных, и Нобелевский комитет присудил ему премию, но… это решение не утвердила Шведская Королевская Академия Наук, предпочтя ему французского учёного Анри Муассана (за открытие фтора). 

 

В 1907 году Нобелевский комитет решил «поделить» премию между итальянцем Канниццаро и Менделеевым (российские учёные опять в его выдвижении не участвовали). На этот раз вручение премии состоялось бы непременно, однако удача и здесь отвернулась от него: за несколько месяцев до неизбежного официального утверждения этого решения Дмитрий Иванович ушёл из жизни, а по условиям присуждения Нобелевских премий, они могут быть вручены только лично лауреату. 

 

Сейчас кажется вопиющей нелепостью, что эту престижную премию давали людям, имена которых давно забыты, а творца эпохального открытия упорно игнорировали. Однако нельзя забывать, что великое можно охватить взглядом лишь издалека. Тогда еще не знали, как устроены атомы, и оценить по достоинству огромное значение открытия периодического закона для понимания устройства мироздания даже среди признанных ученых могли лишь единицы. 

 

Но за век, минувший с тех пор, было уже несколько прецедентов присуждения Нобелевской премии почившим ученым. Характерно, что российским ученым озаботиться этим, пусть и с опозданием на 150 лет, не приходит в голову. Более того, именно в американском журнале Science выходит специальный выпуск, посвященный Дмитрию Менделееву…

 

***

 

20 января 1907 года (2 февраля н.ст.) около 5 часов утра Менделеев скончался. Похоронен он был на Литераторских мостках Волковского кладбища Санктъ-Петербурга. Похороны, организованные государством (российские императоры умели ценить по заслугам своих подданных лишь после смерти), стали подлинно национальным событием, хотя и с траурной лентой.

 

Как это, к сожалению, бывает слишком часто (особенно в нашей стране), лишь после ухода из жизни становится ясно, как много человек сделал. Беспримерные заслуги Дмитрия Менделеева перед наукой получили признание со стороны всего ученого мира. Его именем назван «юбилейный» (101-й!) химический элемент — менделевий. Это сделали американские учёные (Гленн Сиборг), синтезировавшие этот элемент в 1955 г., «в знак признания приоритета великого русского химика Дмитрия Менделеева, который первым использовал периодическую систему элементов для предсказания химических свойств тогда ещё не открытых элементов. Этот принцип явился ключом при открытии почти всех трансурановых элементов». 

 

Дмитрий Менделеев был избран почетным членом более 100 академий и ученых обществ, а в 1964 г. его имя было занесено на доску почета Бриджпортского университета (США) рядом с именами Эвклида, Архимеда, Коперника, Галилея, Ньютона и Лавуазье.

 

Поскольку Дмитрий Иванович был одним из создателей Русского химического (позднее переименованного в Физико-Химическое) общества и неоднократно избирался его президентом (в 1883, 1884, 1891, 1892 и 1894 гг.), отделение химии Русского физико-химического общества учредило в честь Менделеева две премии за лучшие работы по химии (в 1932 г. это отделение было преобразовано во Всесоюзное (ныне – Российское) химическое общество имени Д.И. Менделеева). В 1962 г. АН СССР учредила Премию и Золотую медаль им. Д.И. Менделеева за лучшие работы по химии и химической технологии. Имя Менделеева (кроме Всесоюзного (ныне – Российского) химического общества и ВНИИ метрологии) носят Российский химико-технологический университет (б. МХТИ) и Тобольский педагогический институт). В его честь названы: подводный хребет в Северном Ледовитом океане, действующий вулкан на Кунашире (Курильские острова), кратер на Луне, минерал (менделеевит), научно-исследовательское судно АН СССР, предназначенное для океанографических исследований и многие другие значимые объекты. Стало традицией регулярное проведение Менделеевских съездов по общей и прикладной химии, а с 1939 года – ежегодных Менделеевских чтений. В здании СПбГУ (в бывшей квартире Менделеева) находится основанный в 1911 г. Музей и научный архив великого учёного. 

 

Появление в России могучей фигуры ученого-энциклопедиста и мыслителя было ответом на вызовы времени. В своей деятельности Дмитрий Иванович Менделеев не только исследовал закономерности исторического процесса и выяснял особенности современного ему мира, но и давал ценнейшие рекомендации к его улучшению, многие  из которых были учтены его современниками и потомками. 

Поэтому в заключение этого краткого обзора жизни и деятельности великого ученого уместно сказать, что Вселенная, сотворенная Создателем, ныне несет на себе и явственные следы творческой деятельности Дмитрия Ивановича Менделеева, как открывателя ее элементов. Так что он – сотворец Вселенной – в нашем сознании…

 

Валерий ГЛАЗКО, академик РАН (иностранный член), академик и член президиума РАЕН, профессор Российского государственного аграрного университета – МСХА имени К.А. Тимирязева

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить